24 сентября 2017
Другие новости
Главная » - СЕЛЬСКИЕ ПОСЕЛЕНИЯ - » ПОХОД 1958 г. (страницы из дневника). Часть 2.
ПОХОД 1958 г. (страницы из дневника). Часть 2.

ПОХОД 1958 г. (страницы из дневника). Часть 2.

3.07.58 г.
Утром ломило всё тело. Всё равно, как не спали. Но сделали зарядку, и стало легче. Умылись, позавтракали, разложили продукты по рюкзакам и двинулись в путь без проводников. Сразу же крутой перевал, болото. Пот льёт градом. Цепочка растягивается. По сторонам вершины гольцов. Дальше видны вершины, покрытые снегом. Тропа идет по склону хребта, покрытого кедрачом. Водораздельный хребет, наконец, нами пройден! Теперь ручьи текут по пути с нами. На подъеме устаёт Климова Надя. У Андреева Гены идёт кровь из носа. Небольшой подъём и спускаемся в долину. Снова болото. Дошли до домика связистов, где приготовили обед. Пошёл дождь, и мы здесь остановились на ночь. Одни занялись приведением в порядок записей. Другие – отдыхом, третьи искали растения и камни.
Долины встречающихся рек здесь однообразны.
4.07.58 г.
Сегодня, сделав зарядку, умывшись и позавтракав, тронулись дальше. Вся сушка пошла насмарку: сразу же болото и заросли берёзы карликовой и прутняка. Потом долина Куду сузилась, и мы пошли по воде, дальше по льду. Начали замерзать ноги, но скоро согрелись. Перейдя реку два раза по подвесным мостам и раза четыре вброд, не разуваясь, так как мы по пояс вымочились в болоте. Неприятно переходить воду, ледяная вода обжигает ноги, и они скоро перестают её ощущать. При выходе из воды, из обуви в дыры вода летит фонтанчиками. При выходе к устью Куду нас встретил моросящий дождик и грязь по колено. Не разбирая дороги, мы вышли к Зун-Мурину, и перешли его вброд по пояс.
(Через несколько сот метров тропа опять подошла к броду. Я обратился к Киму Аюшеевичу с предложением не переходить вброд реку, пойти левым берегом. Мы должны будем опять переходить на левый берег. Руководство не прислушалось к моим аргументам, и они опять побрели. Мы же несколько человек – не помню пофамильно, но точно среди них был Десятов Л.П. Это нас и в итоге спасло. Потому что, мы, идя по крутому склону, разогрелись. И когда мы встретились на левом берегу Дзун-Мурина они все были настолько промокшие и замерзшие, что даже Ким Аюшеевич и Клочихин Н. были не в состоянии зажечь спички, чтобы разжечь костер. Двое, по-моему, среди них была Г.Воложанина, которая была на год нас младше, были снесены бурным потоком. Подробно об этом никто не рассказывал. Даже я это пишу на бумаге в первый раз в жизни. В дневнике этого не написал, жалея авантюристов – руководителей, которые без нужды рисковали своими жизнями и жизнями детей!)
Двое человек выкупались. На нас не было сухой нитки. Подойдя к домику связистов с трудом развели костер. Приготовили обед, обсушились. Нога погружается в мох по колено. Мох немного пружинит, чаще нога проваливается в мох. Отдохнув, пошли вверх по левому притоку Дзун-Мурина. Изредка конная тропа исчезала, и мы шли по компасу и становились следопытами, чтобы найти тропу. Часто встречается трясина. Неосторожное движение и нога проваливается в грязь. Особенно мешают заросли кустарника.
После отдыха, настроение приподнятое. Идём с песнями. Но вот тропа через каждые 30-40 метров стала пересекать поток. Сначала прыгали с камня на камень, потом, устав, брели по колено бродом.
При подъёме на перевал, начинает чувствоваться усталость. Ноги с трудом толкают тело вверх. Рюкзак больно перетягивает плечи. Девочки с трудом передвигают ноги. Им приходится трудней.
На перевал взошли в 9 (21) часов. Оттуда открывается величественная панорама гольцов (Тункинские Альпы), вершины которых исчезают в низко нависших тучах. Пади внизу поросли лиственницей и кедром и кажутся разинутыми пастями, которые готовы поглотить в своих дебрях горстку людей.
Начинаем спуск в долину притока Большого Уругудея. Быстро темнеет. Вода угрожающе шумит; идём по тропе, которая бесчисленное число, раз пересекает ледяной поток.
Никонова Надежда Назаровна, Воложанина Галина плохо себя чувствуют. Напрягаем последние силы, собираем всю свою волю и идём дальше. Наконец, слышен лай собак. Прибавляем хода, но на пути брод через реку Уругудей. Переходим в брод по пояс и силы сразу нас покидают. С трудом доходим до домика связистов. Здесь варим чай и топим печь.
Как приятно быть в тепле после купания в ледяной воде! Попив чаю, ложимся спать и спим, как убитые. За день прошли порядка 50 км!
Для нас в этом маршруте были два основных указателя: это гать вначале нашего пешего пути – остатки караванных троп от Кяхты в Иркутск, по которым доставлялся чай из Китая в Российскую империю до сооружения ТранСиба. По словам моего дедушки по матери Красикова Сергея Михайловича главным транспортным средством были верблюды и лошади, которых вьючили. Маршруты были зимой через Уро (от Кяхты вниз по Чикою через Селенгу и от Гусинного озера через Хамар-Дабан на Мысовую и по льду Байкала на Иркутск) зимой. Летом же караваны шли на Слюдянку через Алцак и далее на Иркутск, и тем путём, по которому мы шли – от Кяхты через Селенгу и вверх по Джиде через Хамар-Дабан на Жемчуг, т.е в Тункинскую долину и далее на Иркутск (может быть через Шеразалгинский перевал, где заканчиваются Тункинские гольцы и вниз по Китою до Иркутска-проверить). Вдоль этой же тропы, видимо, были удобства при прокладке и эксплуатации идёт воздушная телефонная линия государственной связи меду Кыреном, центром Тункинского аймака и Закаменском. (Теперь-то, я думаю, её забросили). Для обслуживания этой линии были сооружены домики (зимовья) и даже были сооружены подвесные мосты. В первый раз мы увидели такой мост через Дзун-Мурин и так как он был в стороне от конной тропы мы не решились по нему идти.
5.07.58 год.
Сегодня утром еле поднялись, с трудом сделали зарядку. Попили чай без хлеба. У нас кончились сухари. Впереди еще 50 км. Сразу же после выхода, начался подъём на перевал, который длился 5 км. С перевала дул сильный холодный ветер. Кругом лежали глыбы камня. Кроме травы и лишайников ничего не растёт. Лес постепенно редеет и становится ниже, а на гольцах исчезает. С перевала видно Тункинскую долину, а дальше, закрытые на половины тучами, голубые громады Саян. Кажется, что они каменной стеной встают на пути. Остановшись на перевале, мы сразу же замерзли. Потом начался крутой спуск к речке Харагун. Падь завалена глыбами камней. После спуска в падь, остановились обедать. Сразу же, как и на всех привалах начался ремонт обуви. Обувь не выдерживает таких дорог. После перехода вброд, вода действует на ботинки разрывающе и отрывает подметки. На горах подметки отрывают камни. После обеда продолжали спуск, который был значительно круче подъема. Кругом росли кедры с шишками. Несколько раз пересекали горный поток, который ревел, как раненный зверь. Постепенно кедры с лиственницами сменились берёзами. Стали попадаться полянки, и мы скоро вышли к домику связистов. Вымылись, постирались, поужинали и легли спать.
6.07.58 года.
Встали утром рано. В половине седьмого были в пути. Было прохладно и мы шли быстро. Дорога была сухая, настроение было приподнятое. Мы были в 20 км от Жемчуга, конечной точки нашего трудного пешего участка похода. Перейдя один раз вброд, мы вышли к подвесному мосту и сразу же ринулись на него. Когда первый человек был уже где-то примерно в 15 м от противоположного берега, оборвался верхний трос, который был перилами и 12 человек упали с высоты от 1,5 м до 3 м. Кто в реку, а кто на берег и камни. Свалились удачно, никто не пострадал. Только две девочки поцарапали кожу на пальцах.
Клочихин ушёл первым, Саргаев стоял, у входа на подвесной мост. Там нужно было подняться по лестнице метра на 2 вверх. Я шёл замыкающим и когда подошёл, то у входа на мост стояло 3-4 человека. Я сказал К.А. Саргаеву, что нужно увеличить интервал между людьми, а не то мост оборвётся. Саргаев скомандовал, что нужно держать интервал 3 метра и остальные так и пошли. Весь отряд, за исключением меня и руководителей, был на мосту. Мост раскачивался. Когда он качнулся влево сильно, я уже хотел идти – верхний трос оборвался!! Так речка была относительно небольшая, то в поток упали только двое – по-моему, Никонова и Воложанина. Течение было бурное, их понесло, я кинулся за ними, схватил одну, меня тоже сбило с ног. Но на помощь подскочили руководители и нас всех благополучно вытащили на берег.
После этого мы стали осторожнее, и следующие мосты переходили по два человека. При подходе к колхозному дому отдыха «Колхозному Аршану» мы перебрели Харагун бродом. В доме отдыха нам дали сухарей, а консервы у нас были, и мы хорошо пообедали.
Дальше мы уже не бродили, а шли по правому берегу реки. Кругом простирались заросли гигантских тополей и черемухи. Пройдя немного, мы поднялись на бугор и перед нами лежала прекрасная Тункинская долина. Солнце ярко сияло, и на гольцах лежали синие тучи.
Все мы в первый раз видели горы, которые от уровня долины, лежащей на отметке примерно 800 м над уровнем моря поднимаются ввысь сразу практически до 3000 м. В Торее у нас самая высокая гора это в пади Кондрашовая и её отметка не выше 1500 м и при этом Торей лежит на отметке 800 м.
Мы долго шли по Жемчугу до школы, где помылись, поужинали. Часть ребят легла спать, часть пошла в клуб посмотреть кинофильм.

продолжение следует…

 

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.Обязательные поля отмечены *

*

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru